Есть ли резервы борьбы с наркоманией?

Ю.В.Пакин О целесообразности усиления законодательной базы противодействия наркомании


В настоящее время в обществе на фоне крайне негативного отношения к наркотикам со стороны большинства населения, все громче звучит мнение сторонников лояльности, вплоть до требований легализации так называемых легких наркотиков. Различные варианты лояльного мнения в большей мере относится к молодежи, что особенно тревожно. Причем, в последнее время наметилась тенденция к расширению действий сторонников легализации, включая проведение соответствующих митингов и маршей.

Сторонники лояльного отношения к наркотикам часто ссылаются на демократический лозунг «Нельзя нарушать права граждан на тот образ жизни, который они для себя выбрали». Анализируя допустимость такой позиции по отношению к наркомании, следует помнить, что эта социально опасная болезнь имеет совершенно очевидные признаки, характерные для эпидемического процесса при котором болезнь передается от одного человека другому, а рост заболеваемости поддерживается наличием среди населения переносчиков болезни.

Причина в том, что наркоман не просто ведет «свой образ жизни». Он неизбежно вовлекает в него все новые жертвы. Главный путь распространения наркомании — от больного к здоровому. Поэтому можно образно сказать, что наркомания — болезнь заразная. Практически всегда первый шаг «новобранца» к приему наркотика происходит под влиянием примера, подаваемого наркоманом. По некоторым оценкам наркоман за свою недолгую наркоманскую жизнь вовлекает в свои ряды до 10 — 20 человек.

В этой связи следует четко определиться — образ жизни наркомана сам по себе является социально опасным и не может быть приемлемым для общества. Если не рассматривать другие криминальные компоненты повседневной жизни наркомана, то применительно к распространению наркомании в обществе опасность «образа жизни» наркомана заключается как минимум в двух основных составляющих: 1) наркоман, осуществляя свой «образ жизни» подает пример и совершает действия по распространению болезни; 2) наркоман, являясь потребителем наркотических средств поддерживает существование нелегального рынка наркотиков и наркобизнеса.

Может ли общество мириться с этим — вопрос риторический. Поэтому свобода на «выбранный образ жизни» для наркомана не должна быть принятой, так как нарушает права остальных граждан, не желающих находиться среди социально опасной группы людей, распространяющих заболевание.
Вместе с тем, марши и митинги в защиту прав наркоманов и сторонников легализации наркотиков продолжают проводиться, а усилия властей по их пресечению остаются практически мало результативными. Одним из факторов этого является недостаточность и неопределенность законодательства. На наш взгляд, если в демократическом обществе не нарушая права граждан можно осуществлять законодательный запрет на пропаганду войны и национальной вражды, то вполне оправданным и обоснованным должен быть законодательно оформлен запрет на пропаганду наркотиков, в том числе запрет маршей и митингов в защиту легализации наркотиков.

Что касается действий общества по отношению к пресечению «выбранного образа жизни» конкретного наркомана, то необходимо исходить из четкого представления, что речь идет о болезни, требующей в подавляющем большинстве случаев медицинского вмешательства, а не о вредной привычке, которую можно устранить путем уговоров или запретов. Последняя версия к сожалению бытует среди значительной части населения.

Необходимо четко руководствоваться фактом, что поведение наркомана обусловлено течением болезни при которой человек не может давать оценку своему поведению и образу жизни. В ныне действующей 10-й Международной классификации болезней заболевания «наркомания» — строго говоря нет, эта болезнь определяется как «Расстройство психики и поведения вследствие употребления психоактивных веществ». Вместе с тем, согласно законодательства этот больной человек с «расстройством психики и поведения» имеет право самостоятельно определять — лечиться или не лечиться. При такой свободе выбора желание лечиться чаще всего появляется у него лишь на фоне наступления критических изменений здоровья или (чаще) отсутствия наркотиков, приводящего к мучительным «ломкам» (абстиненции).

Поэтому гуманистическая идея «свободы выбора образа жизни» по отношению к больному человеку с «расстройством психики и поведения», как раз и является не гуманной как по отношению к самому пациенту так и по отношению к другим членам общества.
Нужно ли и можно ли дожидаться пока опасный для общества человек проявит желание лечиться? В какой мере могут быть реализованы права общества по отношению к конкретному распространителю этой болезни, не способному управлять своим поведением? В соответствующей статье ныне действующего законодательства Украины записано, что принудительное лечение наркомании может быть применено по решению суда только в случае обращения родственников или других лиц «в связи с опасным поведением» наркомана. Однако, как уже отмечено выше, поведение человека употребляющего наркотики всегда является опасным для общества. Возникает вопрос — необходимо ли ждать когда больной человек с измененным психическим состоянием проявит видимое для окружающих «опасное поведение». Причем, если под опасным поведением понимать лишь угрозу физических насильственных действий, то эта очевидная опасность вряд ли может рассматриваться как более серьезная, чем опасность распространения наркомании в обществе.

Если рассматривать эту проблему в более локальном плане — семье, как ячейке общества, то действующее законодательство только отягощает семейные трагедии. Родители наркомана видят как погибает близкий для них человек не желающий лечиться, однако имеют право воздействовать на него лишь путем убеждений, т.к. формально оказывается, что человек с «расстройством психики и поведения» на законном основании ведет «выбранный им образ жизни». А для того, чтобы воспользоваться возможностями принудительного лечения родственникам надо в суде еще доказать наличие «опасного поведения» наркомана.

На наш взгляд, если исходить из того факта, что наркоман, являясь жертвой болезни, меняющей его психическое состояние, не может адекватно оценивать ситуацию и самостоятельно выбирать спасительные для него действия, то подтверждение диагноза наркомании должно быть достаточным для осуществления принудительного лечения, если этого пожелают близкие для него люди. Формы организации и проведения такого лечения могут быть разработаны дополнительно и утверждены соответствующими инструкциями.

Существует обоснованное мнение о том, что насильно наркомана вылечить нельзя. Это справедливо. Необходимо, чтобы наркоман захотел лечиться. Для возникновения такого желания нужна мотивация. И такая мотивация обязательно должна формироваться обществом. Постоянная угроза принудительного лечения или сам факт проведения принудительного лечения как раз и будет мотивационным давлением, заставляющим наркомана увидеть собственные проблемы, возникающие у него из-за приема наркотиков.

Особого внимания в организации лечения наркозависимости заслуживает вопрос использования заместительной терапии наркосодержащим фармацевтическим препаратом — метадон. Эта проблема активно дискутируется в рамках модели снижения вреда от употребления наркотиков. И хотя в дискуссии не поставлена точка практическое пилотное использование аналога метадона в Украине уже выборочно началось.
Главный довод сторонников метадона заключается в том, чтобы перевести «инъекционных» наркоманов на не инъекционную (пероральную) форму приема наркотиков, при которой риск распространения ВИЧ-инфекции и гепатитов будет меньше.
Действительно, если наркоман вместо инъекций будет легально, по назначению врача, употреблять наркотики в виде таблеток или сиропа, то риск распространения инфекции уменьшится. Однако если рассматривать отдаленные последствия такой профилактики, то несложно предусмотреть дальнейшее развитие сценария: общая численность наркоманов в конечном счете будет не уменьшаться, а неизбежно расти. Причины этому легко объяснимы. Хорошо известно, что у наркоманов значительно ослабевают волевые качества. Если начинающему наркоману, еще сохранившему шансы избавиться от наркотиков, предложить на выбор расстаться с наркотиком или перейти на постоянный легальный прием метадона, то почти наверняка будет выбран последний вариант. Поэтому число наркоманов будет расти за счет тех, кто мог бы и избавиться от болезни, но перешел на метадон. Кроме того, «метадоновый» наркоман, свободно общающийся со своими сверстниками и демонстрируя возможности «легального кайфа» будет служить примером, приводящим к популяризации и распространению наркомании. В том числе будет расти и численность инъекционных наркоманов, для которых метадон окажется лишь стартовой площадкой к другим наркотикам.
Это в свою очередь приведет к тому, что составляющая роста распространения ВИЧ-инфекции (после некоторой стабилизации или небольного снижения) в конечном счете будет расти еще большими темпами.

Сторонники метадоновой терапии часто апеллируют к примеру развитых стран, где метадоновые программы уже осуществляются. Одноко не следует забывать, что речь идет о странах, располагающих большими экономическими возможностями для контроля за такой терапией, а также для содержания метадоновых наркоманов за государственный счет. В Украине нет условий и экономических возможностей для копирования этих весьма спорных зарубежных профилактических программ, а очевидные противопоказания есть. Поэтому необходимо всестороннее обсуждение и осуществление ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ регламентации внедрения методики метадоновой терапии.

источник
468
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Медицинские новости
​Ежегодное испытание холодами для среднестатистического жителя России – ситуация привычная, однако, переносят люди этот период по-разному.
​Испанские ученые из университета Сантьяго-де-Компостела выяснили
Медицинские статьи
Стоит сразу сказать о нескольких вещах при хорошее лечение наркомании дома. Во-первых, окончательно вылечиться от наркомании нельзя – слишком большой след она оставляет на психике и здоровье. Но вот ж...
Медицинская общественность, в отличие от некоторых государственных чиновников, бескомпромиссна в борьбе за здоровый образ жизни, за трезвую жизнь своего народа, своих пациентов. Мы, врачи, хорошо знае...