Должна ли «Скорая помощь» разуваться?

Должна ли «Скорая помощь» разуваться?

Модная тенденция ныне — искать виноватых. Соседа-пьяницу выперли с работы — виноват кризис. Подростки по ночам пьянствуют на лавочках — это влияние иностранщины, и, конечно же, демократов. Хотя клеймить демократов уже не модно, стали люди понимать, что все слуги народа одинаковы, как бы не назывались.


Образ врага-вредителя очень полезен, он отвлекает от истинных проблем, не позволяя увидеть настоящих виновников неприятностей, поэтому — «Если врага нет, его следует придумать».

Чуть ли не хорошим тоном считается критика медиков, только ленивый не обрушивал на докторов океаны гнева и негодования. Дескать, мздоимцы нерадивые, хамы наглые, взяточники, пьянчуги и вредители. Даже страшно иногда становится за нас, любимых — как же нам, бедным за медпомощью-то обращаться?! Залечат же, подлецы! Да и закон об ответственности для врачей смягчили, теперь, если чего не так — не посадишь гада! И бесплатно лечат всего три дня — а потом что же? помирать?! Одно слово, беспредел, мафия, сплошное беззаконие. В больницах без денег и не подойдут, помирать оставят, да и заплати — все равно не подойдут. В роддоме столько отвалишь — проще машину новую купить и акушеркам подарить. А уж «Скорая» — есть наипервейшие хамы и гады. Тапки не снимут, карточку не посмотрят, укол ширнут — и бежать, даже лечение не распишут. И пьяные через одного ездют! И ждешь-пождешь их по несколько часов…

Вот давайте и остановимся на «Скорой», критикуемой чаще всего.

Чтобы определиться, насколько справедливы упреки, сперва следует понять, чем же, собственно, эта служба должна заниматься — а чем не должна. Не станем же мы требовать от пожарных поливки улиц — и что же, что у них есть машины с брандспойтами? Да и милиция в нашей стране не станет разгонять орущих под окнами котов, нарушающих спокойствие и порядок по ночам.

Итак, обратимся к министерским документам, которые и определяют — чем же должна заниматься служба «Скорой помощи».

Цитата:

«Скорая медицинская помощь оказывается гражданам при состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях и заболеваниях), осуществляется безотлагательно лечебно-профилактическими учреждениями независимо от территориальной, ведомственной подчиненности и формы собственности, медицинскими работниками, а также лицами, обязанными ее оказывать в виде первой помощи по закону или по специальному правилу.
Скорая медицинская помощь оказывается в соответствии со стандартами медицинской помощи».

А теперь разберем подробнее.

Кого же должна обслуживать «Скорая»? Тех, чье состояние требует срочного вмешательства, иначе человек либо помрет, либо станет инвалидом. Само собой, это — пострадавшие в дорожно-транспортных происшествиях, при пожарах и прочих бедствиях, отравленные при промышленных и тому подобных катастрофах. Если вдруг случился инфаркт — этим должна заниматься «Скорая». Если, к примеру, кирпич на голову упал — тоже «Скорая». Внезапно руки-ноги отнялись — «Скорая». Непременно следует обращаться к «Скорой», если обнаружен человек в бессознательном состоянии.

Единственно, когда «Скорую» вызывают к здоровым — так это к беременным, почувствовавшим приближение родов, для перевозки в роддом.

Как же происходит на деле? А вот как. Почтенная дама преклонных лет уже много лет страдает от того, что у нее «скачет давление». В поликлинике дама была, дай Бог памяти, лет пять назад, свое «скачущее» давление меряет по праздникам, а от постоянно головной боли принимает — что, как думаете? ну конечно же, цитрамон. Который гипертоникам не только не помогает, но и смертельно опасен!

И вот, измучившись в очередной раз своею головной болью, дама эта — обычно при помощи соседки, — все же измеряет давление, определяет его высоким — чуть выше возрастного, — ничего в связи с этим не предпринимает, укладывается в кровать и вызывает «Скорую». Появившихся медиков — у них это уже …надцатый случай повышенного давления за сегодняшнюю смену, — вместо приветствия встречают нечленораздельным рассказом о своих многолетних болячках, о том, что «терапевт из поликлиники не ходит, он у нас ничего не знает, да мы его и не вызывали». Вопрос о том, что из лекарств принимали после того, как обнаружили высокое давление, задается скорее для проформы — в лучшем случае в ответе прозвучит «валидол, корвалол» или еще пуще, «цитрамон». Некоторые работники «Скорой» ограничиваются тем, что заставляют подобных больных принять их собственную, лежащую тут же на тумбочке, таблетку — после чего следует немедленное улучшение состояния, — и медики совершенно правы. Более того, они имеют полное право НИЧЕГО не делать, попадая к таким пациентам, потому как состояние пациентов безотлагательной медицинской помощи не требует.

Аналогично выглядит ситуация и в распространенных случаях вызовов при головной боли, температуре (у взрослых), нервных стрессах. Все подобные пациенты должны в плановом порядке проходить обследование и лечение в поликлиниках, но никак не прибегать к услугам «Скорой», отвлекая медиков от действительно серьезных вызовов.

К сожалению, становится принято вызывать «Скорую» для проведения «обследования» на дому — измерения сахара крови, снятия электрокардиограммы, а в случае отказа медиков это делать пациенты всерьез обижаются, считая себя ущемленными. Запомните, дорогие друзья — подобные «обследования» медики делают для своих собственных целей, тогда, когда считают нужным, а если кто-то сам пожелает выполнить кардиограмму или измерение сахара — добро пожаловать в поликлинику или диагностическую лабораторию, благо, их сейчас множество.

Назначение лечения никоим образом не входит в обязанности «Скорой», да это и понятно — назначивший лечение должен следить за эффективностью лекарств, и, в случае надобности, вносить поправки в назначения, тогда как медики «Скорой» зачастую видят пациента в первый и в последний раз. Так что запомните — ваши просьбы «посмотреть лекарства», бережно хранимые в тумбочках и шкафчиках, медики выполняют лишь из доброты душевной, и еще потому, что у них уже нет сил с вами спорить.

Теперь легко понять, почему «Скорую» приходится долго ждать. Да потому, что они занимаются не своим делом, выполняя вызовы к тем, кому лень обратиться в поликлинику и регулярно принимать лекарства.

Претензия к «Скорой» по поводу того, что медики не разуваются, входя к вам в дом, не принимаются. Перво-наперво следует еще раз перечитать цитату из министерского приказа, приведенную выше. «Скорая» должна вызываться лишь на экстренные, безотлагательные случаи, а в таких ситуациях больному глубоко безразлично, какого цвета у доктора носки, напротив, если вызвавший возмущается поведением медика, значит, он не так уж и болен. Далее, почему-то, вызвав, к примеру, сантехника или газовика, вы подготовитесь к их прибытию, свернете персидские ковры, или защитите их старыми газетами — почему бы не сделать так, ожидая медиков? И, наконец — представьте ситуацию, когда медики прибыли к погибающему больному, нуждающемуся в ингаляции кислорода, проведению дефибрилляции — аппаратура для этого очень громоздка и тяжела и на каждый вызов медики носить ее не будут, — а излишне деловые родственники наседают на врачей с требованием разуваться? И вновь обуваться, чтобы бежать к автомобилю за аппаратурой? Абсурд, не правда ли? Так что, уважаемые пациенты, давайте будем проще — если вы позвали медика, значит, он вам нужен, и вам придется потерпеть.

В последнее время участились обвинения медиков «Скорой» в пьянстве. Пожалуй, не стоит останавливаться на этих глупостях, скажем лишь, что уже находятся в судебном производстве несколько дел по поводу клеветы и оскорблений — врачи тоже умеют защищаться.

Теперь, прежде чем обвинять медиков в смертных грехах подумайте — так ли уж вы правы?
2954
Нет комментариев. Ваш будет первым!