Психиатр – не значит «враг народа»

Психиатр – не значит «враг народа»

Приходится констатировать, что в том или ином виде в психотерапевтической помощи нуждаются очень многие дети и подростки. При этом в подавляющем большинстве регионов не только отсутствует детская психотерапевтическая служба, но и катастрофически ничтожно количество лицензированных врачей – детских психотерапевтов. Их функции взяли на себя психологи, педагоги и другие специалисты, работающие в структуре различных образовательных центров. Но право на лечение имеет только врач.


В связи с этим остро стоит вопрос об организации детско-подростковой психотерапевтической службы и подготовки для нее специалистов из числа врачей педиатрического профиля и медицинских психологов. Именно эту задачу выполняет кафедра детской и подростковой психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Российской медицинской академии последипломного образования в Москве, возглавляемая про фессором Юрием ШЕВЧЕНКО – председателем Московского отделения Ассоциации детских психиатров и психологов, автором оригинальной методики семейно-групповой психотерапии. Правда, в последнее время на основании туманно аргументированных формально-номенклатурных соображений термин «медицинская психология» незаслуженно исчез из названия кафедры.


– Юрий Степанович, что-нибудь изменилось в вашей работе в связи с изменением названия кафедры?

– Нет, ни одно из направлений нашей работы не претерпело существенных изменений. На кафедре продолжают трудиться дипломированные специалисты-психологи – доктор психологических наук, два кандидата наук, нейропсихолог, заканчивающий кандидатскую диссертацию. В частности, они обучают практикующих психологов, которые вместе с врачами-психотерапевтами участвуют в ликвидации последствий трагических событий в нашей стране, прибывая на место трагедии одновременно со спасателями и мобилизуя все свои навыки и душевные силы на восстановление психического равновесия постра давших детей.

– Известен постулат: ребенок – модель биопсихосоциальная. Кто имеет право заниматься психическим состоянием ребенка?

– Вообще область психического здоровья детей – междисциплинарная, объединяющая усилия психологов, педагогов, медиков и соци альных работников. На сегодняшний день остро встал вопрос о восстановлении специальности «детская психиатрия». В большинстве цивилизованных стран – Германии, Франции, Италии – есть детские психиатры, они же являются и детскими психотерапевтами, что вполне логично и закреплено законодательно. У нас же детская психиатрическая служба является составляющей частью взрослой психиатрии, и все директивные документы издаются с ориентацией на взрослое население – и в результате получается: нет специалистов, нет и особой заботы. Законы принимаются без учета детских проблем, а оттого многие из них не продуманы, а порой и откровенно нелепы. Чего стоит один из них – обязательное письменное согласие отца на консультацию ребенка врачом–психиатром. Вот и ищут мамы своих бывших мужей по всей России, упуская драгоценное время обращения и, соответственно, лечения. Псевдогуманизм!

Механический перенос взрослых лечебных методик на детско-подростковый возраст тоже вряд ли возможен, хотя бы в силу того, что интенсивно растущий и созревающий организм ребенка и так находится в состоянии перманентного стресса. Отечественная фармакология в долгу перед маленькими пациентами с душевными недугами: ведь маленький ребенок – это не взрослый в миниатюре, и многие препараты, применяющиеся во взрослой психиатрии, детям противопоказаны. Не разрабатываются и не внедряются новые фармакологические средства в удобной для детей лекарственной форме, основные стандарты лечения не меняются на протяжении десятилетий. Альтернативой ограничения медикаментозного воздействия на детский организм могла бы стать психотерапевтическая помощь – лечение психологически ми методами. Во взрослой службе психотерапевтами могут официально стать врачи-психиатры, получившие дополнительное образование. В детской службе не хватает самих психиатров, а уж детских психотерапевтов – и подавно.

– Как снять проблему нехватки детских психотерапевтов?

– Психическое здоровье ребенка лежит в цитадели, образованной четырьмя башнями: медицина (педиатрия в целом и детская психиатрия в частности); детская медицинская психология; образование; социальные службы (включая социальную педагогику). Задача нашей кафедры – перепрофилирование детских психологов, имеющих педагогическое образование, в детских медицинских психологов; ориентация смежных специалистов (педиатров, неврологов, педагогов) на пси хотерапевтическую подготовку. Речь идет также об интеграции параллельных дисциплин, так как проблема психического здоровья детей – это проблема межпрофессиональная, межведомственная.

– Говоря о психотерапии, мы ассоциируем этот вид помощи с крупными городами, с мегаполисами. А как быть жителям малых российских городов, проживающих в сельской местности?

– О сохранности психического здоровья детей в провинции можно говорить только в виртуальной плоскости. С переходом образования на подушевое финансирование в первую очередь в школах стали сокращать ставки психологов. А это уже вопрос демографической политики. Еще А.Солженицын в своих трудах отмечал, что ребенок может не иметь каких-то особо выдающихся успехов по отдельным школьным предметам, но к окончанию средней школы он должен сформироваться как устойчивая, гармоничная личность. Детский психолог на селе необходим, и он должен быть подготовлен особенно тщательно, учитывая уклад сельской жизни, вековые традиции, обычаи региона. Мы имеем положительный опыт работы детской психологической службы в Карелии, где психологи самостоятельно осуществляют первичную экспресс–диагностику и, по необходимости, направляют детей с подозрением на наличие психических отклонений к специалистам.

– Сейчас во всем мире развивается такое направление, как нейропсихология…

– Это относительно новая наука, наука о мозговой ориентации психических процессов. Проще говоря, что происходит в головном мозгу, когда мы говорим, думаем, чувствуем, действуем, ведем себя так, а не иначе. Специалистов – детских нейропсихологов у нас почти нигде не готовят, но это очень перспективное направление, позволяющее изучить самые глубинные процессы интеллектуальной и эмоционально-волевой сферы и провести более целенаправленную, нейропсихологическую коррекцию. Для этого нужно быть очень грамотным специалистом.

– Как вы видите перспективы развития вашей службы?

– В каждой детской поликлинике должен быть детский психотерапевт, детский клинический психолог. Основы психопрофилактики, психогигиены нужно прививать всему медицинскому сообществу. Ведь в нашей стране специальность «психиатр» звучит как «враг народа», хотя детская психиатрия даже в самые худшие времена никогда не была репрессивной. К психотерапевту идут гораздо охотнее, с надеждой получить дельные рекомендации, а не предложение стационарной помощи.

– Где можно обучиться основам детской психотерапии, как проходит переподготовка?

– Всего две кафедры целенаправленно занимаются этими вопро сами – наша, при РМАПО, и в С.-Петербурге. Вместе с коллегами мы организуем и проводим международные конгрессы «Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья». Они рассчитаны на участников стран СНГ, проходят под эгидой Мин здравсоцразвития и Министерства образования России, и, соответственно, должны издаваться директивные документы и с той, и с другой стороны. Но на деле всё выглядит точно, как в басне И.Крылова «Лебедь, рак и щука»: каждый работает сам по себе, не учитывая партнерских отношений, и конструктивного симбиоза добиться пока не удалось.

Мы активно проводим циклы повышения квалификации, что позволяет охватить широкую аудиторию специалистов. Но и здесь мешают бюрократические препоны: сертификационные циклы предусмотрены только по «психотерапии» или по «психиатрии». Циклы по общей психопатологии, терапии психических расстройств относятся к разряду тематических, официального сертификата слушатели на них не получают. То же касается и психофармакологии. Было бы разумно разрешить проводить сертификационные экзамены по специальности на тематических циклах. Это повысило бы интерес слушателей и позволило бы преподавателям за месячный срок обучения (предусмотренные программой двухмесячные курсы не собирают достаточного количества курсантов из-за экономических трудностей) более полно использовать свои научные и практические знания.

Беседу вела
Тамара РОМАНЕНКО,
врач-педиатр высшей катего рии.

источник

22:25
242
Нет комментариев. Ваш будет первым!